ФРОНТОВЫЕ ПИСЬМА СТАЛИНГРАДЦЕВ 

19.07.2021 статья

Триумфальные ворота

ФРОНТОВЫЕ ПИСЬМА СТАЛИНГРАДЦЕВ 

 

На сайте Музея Победы в этом году запущена масштабная акция под названием «Ромашка Победы. Семейная история войны». На официальной странице музея размещены 78 фронтовых писем защитников Сталинграда. Сегодня мы публикуем несколько из них

 

Фото: Мирные жители на строительстве противотанковых рвов. Источник: Государственный архив Волгоградской области

 

Письмо 1


Заместитель командира эскадрильи 312-го штурмового авиаполка 8-й 
воздушной армии капитан Петр Фомин  писал проникновенные письма 
своей жене Анне, которая прошла войну младшим лейтенантом медицинской 
службы. Они познакомились в Сталинграде в 1932 году на вечере отдыха. 
Тогда Петр сказал про Анну: «Одна такая в Сталинграде, на ней и женюсь». 
«Здравствуй  дорогая  Анечка,  сегодня  день  у  меня  исключительный,  а 
причиной тому служит то, что вот ровно как месяц прошел, и я сегодня 
узнал, что моя крошка здорова, –  писал Петр своей жене с линии фронта. – 
Конечно, как водится, я спал и тут целый хоровод ко мне, кричат «танцуй и 
баста, иначе ничего не дадим». Пришлось лезгинку оторвать. Ты, милилько, 
представляешь мой восторг, когда я увидел своими глазами знакомый почерк 
и  теплые  ласковые  слова,  где  сказано,  что  моя  крошка  здорова.  Милая 
Анечка, целую тебя крепко, ну а уж встретимся, прижму и расцелую еще 
крепче. 
Будь здорова и береги себя, Нюсечка, не отказывай себе ни в чем,  сохрани 
здоровье, разобьем гадов, заживем дружно и любя, лишь бы были живы». 


 

Фото: Группа немецких пехотинцев во время атаки. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов


Письмо 2


Василий Заболотнев, пулеметчик 34-го полка 13-й Гвардейской 
стрелковой дивизии, каждое свое письмо семье начинал одинаково: 
«Здравствуйте, дорогая жена Валечка и сынок Левочка. Примите от своего 
отца и мужа пламенный красноармейский привет и много наилучших 
пожеланий». 
Он очень переживал за жену и сына, и даже слегка ревновал. 
«Валечка, береги сына как саму себя, ухаживай за ним, как ухаживала за 
мной. Уважай меня, не заинтересовывайся другими. Будь, как и была до того, 
как я ушел». 
Писать письма жену красноармеец просил как можно чаще: 
«Валечка, пиши письма, прошу, не дожидаясь ответа». 
И жена выполняла просьбу мужа. 

 

Фото: Эвакуация завода за Волгу. Источник: Государственный архив Волгоградской области


 
Письмо 3


Лейтенант Николай Заикин, летчик 8-й воздушной армии, писал своей 
подруге Лидии в январе 1943 года, что в эти тяжелые дни спасает его только 
поэзия. 
 
«Многое я, Лидочка, передумал за два последних месяца. Небольшой томик 
стихов  Симонова  всегда  у  меня  в  кармане.  Ты,  вероятно,  знаешь  эту 
замечательную вещь: «Жди меня, и я вернусь». 
 
Знаешь, Лидочка, если полюбишь кого-нибудь, то прошу тебя, пусть он 
будет нормальный человек, который не прячется за спины товарищей во 
время опасности, а честно смотрит ей в глаза. Если же произойдет обратно, 
то мне будет очень больно и обидно». 

 

Фото: Краснофлотцы Волжской военной флотилии во время десантной операции в районе Сталинграда. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов


 
Письмо 4. 

Командир 284-й стрелковой дивизии, Николай Филиппович Батюк: 
«11 октября, 1 час ночи. 
Здравствуй, дорогая жена Мария Ефимовна! Здравствуйте, дорогие дети! 
Шлю вам горячий отцовский боевой привет и лучшие пожелания. Детям – 
учиться на отлично, а маме не скучать и Рае веселиться. 
Пишу я вам очень часто, от вас писем пока нет. Сегодня у меня что-то ночь 
тревожная, а поэтому сижу, читаю, песни пою, мечтаю про будущее, про 
Украину  и  решил  писать,  а  когда  я  пишу,  мне  кажется,  что  я  с  вами 
разговариваю. Сейчас самолеты бомбят, от движения воздуха дух забивает, 
противник стреляет светящимися пулями, ракеты бросает, как на маскараде, 
я время от времени выхожу из землянки и любуюсь зрелищем. Пожары 
кругом, а позади большая река, воспетая в русских песнях. Иногда делается 
обидно,  что  много  отдаем  русской  земли,  обидно,  пойми,  до  слез.  Но 
надежды  юноши  питают,  что  все  равно  враг  будет  уничтожен.  В  этом 
сомнения нет, и это вселяет силы, уверенность в будущее, в победу. 
С приветом многоуважаемый тебя, твой преданный друг и боец Коля».  
 

Фото: Бойцы занимают исходные позиции. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов


Письмо 5


Вера Монченко, полевой врач 
«Дорогая мамаша! 
Сообщаю Вам печальную новость! Ваша дочь Сергеева Маргарита 
Васильевна погибла в городе Сталинград. Убита осколком минного снаряда в 
декабре 42 года. Работала на командном пункте ... армии при медпункте в 
качестве медсестры. Работала она хорошо и погибла героической смертью за 
наш родной город Сталинград. 
Привет от мужественных защитников Сталинграда – Мужайтесь, горе ваше 
велико, но пережить его нужно. 
Монченко Вера Яковлевна». 
 
 

Фото: На переправе через Волгу в Сталинград. Источник: Государственный архив Волгоградской области


 
Письмо 6


Письмо рядового Василия Климанова.   
 
«30 января 1943 года 
Письмо с фронта 
Родной семье на родину. Лидочке и Лене.  
Сообщаю вам, что данное письмо пишу вам из Сталинграда. 29 января наши 
доблестные войска вошли в Сталинград. За один день боев в Сталинграде, по 
предварительным данным, захвачено пленных 5 тысяч солдат и офицеров. И 
также много техники и складов. Бои продолжаются, противник бросает все. 
Так что будьте уверены, что в течение 2–3 дней окончательно закончим с 
фашистской группировкой ... и ... отсюда будет полностью освобождена. 
 

 

Фото: Военный санитар переносит раненого бойца Красной Армии. Источник: Государственный архив Волгоградской области


Письмо 7.

 
Морской пехотинец Виктор Барсов писал 8 сентября 1942 г.:  
 
«Здравствуйте, мои дорогие! Извините за мое вынужденное молчание. Во-
первых, был в окружении, во-вторых, ведем жестокие бои – некогда выбрать 
время  для  письма,  да  и  бумаги  с  конвертом  не  так-то  просто  достать. 
Пользуясь кратковременной передышкой, –  пишу. Я жив, здоров, питаюсь 
отлично, так как Родина для нас, защитников города Сталинграда, не жалеет 
ничего, но и мы для Родины готовы всем пожертвовать, вплоть до самой 
жизни.  Сталинград  должен  быть  наш  и  будет!..  Впрочем,  у  меня  все  в 
порядке, прошу обо мне не беспокоиться. Вот от вас давно уже ничего не 
получал... Ну, а как дома дела? Как с продуктами? Как учится Нина? Как 
здоровье папы?.. Мне пришлите свои фотокарточки... Пишите мне почаще и 
обо всем... Пока до свидания. Целую всех крепко». 

 

Фото: Горящий Сталинград. Зенитная артиллерия ведет огонь по немецким самолетам. Источник: Государственный архив Волгоградской области


 
Письмо 8


Старший  лейтенант  Борис  Кровицкий  в  письме  матери  написал 
пророческие слова:  
 
«...На Волге бои идут тяжелейшие. И все-таки чувствуем: скоро перелом. Я 
уверен, что разгром 6 немцев начнется так же внезапно, как и началась война. 
Собственно, это закономерно. В ходе войны накоплены опыт и силы. И это 
неизбежно приведет к резкому перелому на фронте (диалектика!) даже и без 
вмешательства наших упорно разговаривающих союзников». 
 

Фото: Гвардейцы разведовательной роты лейтенанта Левченко во время разведки на окраинах Сталинграда. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов


Письмо 9.

 
Артиллерист сержант Семён Самарин 6 ноября 1942 г сообщал в письме 
к сыну:  
 
«Ты спрашиваешь, как чувствуют наши бойцы? Гена! Это будет откровенно, 
что нигде и ни в одной армии нет такого высокого морального духа, как в 
РККА. Остальные действия нашего фронта тебе известны из печати, в том 
числе и нашей части... У меня большие изменения. 1 ноября нас чуток на 3 
км  отвели  для  пополнения  и  прочих  дел.  Мы  вымылись,  побрились. 
Получили  фуфайки,  брюки  ватные,  новые  шинели,  теплые  с  подватой, 
шапку-ушанку, варежки, 2 пары белья, 2 пары портянок и новую плащ-
палатку. Я этого никак не ожидал. Но факт! Это наш тыл крепок и даёт 
своевременно и в полной мере всё потребное фронту. Харчевка, несмотря на 
дальность от баз снабжения, надо прямо сказать, своевременная и хорошая. 
Вот  видишь,  что  наша  Армия  крепка  и  есть  еще  надежда  на  разгром 
немецкой  армии...  А  сталинградское  направление  врагу  будет  стоить 
столько,  сколько  ему  обошлось  и  московское  в  прошлом  году.  Участь 
аналогична. Гена! Есть, вероятно, разговоры у некоторых в безнадёжность 
победы над гитлеровской бандой. Прямо заявляй им, и будет без ошибки, что 
эти люди предатели Родины». 
 

Фото: Бойцы 64-й армии ведут бой за дом в одном из районов Сталинграда. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов


Письмо 10


Лётчик-истребитель Яков Пилкин 15 ноября 1942 года писал жене и 
детям:  
 
«Добрый день, премногоуважаемая жена Клавочка и дорогие сыновья Женя и 
Валя! Первым долгом хочу сообщить, что я жив и здоров... Скоро наступит 
тот час, когда мы, защитники Сталинграда, будем гнать гитлеровских псов 
туда, где Макар телят не пас. Придёт тот час, когда вздохнём спокойно в 
своей любимой стране, в любимом городе Ростове, и встретимся вновь, наша 
любимая  семья... Хочется  сию минуту  приласкать и обнять  крепко  вас, 
дорогих...  Вот  уже  три  месяца,  как  мы  защищаем  славный  Сталинград 
беспрерывно на боевом посту наших рубежей... В настоящее время у нас 
зима,  морозы  до  15  градусов.  Одеты  мы  очень  хорошо,  так  что  мороз 
нипочём. Живём очень хорошо, боевая семья у нас хорошая. Землянки у нас 
тёплые и уютные. Имеется у нас маленькая собачка, называем ее Удод. Это 
наша любимица, с ней мы развлекаемся. Была еще кошка, но её кто-то 
утащил  для  уничтожения  мышей.  Есть  у  нас  баян.  Ужинаем  мы  очень 
весело... Вот пока и всё, с тем и до свидания... Крепко всех целую. С 
приветом, ваш Яша...». 

 

Источник: Музей Победы